О работе с внутренними частями. Раненное дитя

Сегодня я хочу поговорить, кто такой внутренний ребенок. На данном этапе моей жизни в 2017 году, когда многие собственные детские травмы уже подлечены, когда у меня за плечами большой работы с детскими травмами других людей, я не ни на минуту не сомневаюсь в ценности этой темы. Умение успокаивать своих внутренних детей помогает мне быстрее выходить из стрессовых состояний. Я наконец-то нашла слова, чтобы объяснить моей 79-летней маме, что ее страхи не имеют никакого отношения к реальности, что страх живет внутри нее уже давно и относится к ее прошлому опыту. В первый раз мама согласилась представить, что в ней живет испуганный ребенок. Я уговорила ее обнять трогательного мягкого лягушонка-игрушку, прижать к себе и успокоить, представляя маленькую испуганную себя. Ей сразу стало легче. А мне стало легче общаться с мамой, потому что я вижу этого испуганного ребенка.

А еще я вижу в ней брошенного ребенка, одинокого, беззащитного, не увиденного, не услышанного…

К сожалению так сложилась судьба моей мамы, что в детстве самые базовые ее детские потребности не были удовлетворены. Дитя времени репрессий (она никогда не видела своего репрессированного отца) и войны … Соответственно она не могла в достаточной мере чувствовать, слышать, видеть меня как ребенка. И, конечно, у меня есть дети: брошенный, одинокий, потерянный, испуганный, виноватый и т.д. Чем больше я узнаю своих внутренних детей, принимаю их, чем больше я забочусь о них, тем спокойнее я становлюсь, и прихожу к смирению, и отказываюсь претендовать на то, что мама просто не может дать. Теперь мои неудовлетворенные детские потребности, мои внутренние дети – моя забота. Это дает мне шанс быть устойчивым, счастливым взрослым.

На каждом этапе развития ребенок осваивает новые движения, становится сильнее, все больше интересуется миром. И на каждом этапе развития он может «застрять», если не получает достаточно поддержки, или, наоборот, поддержка была излишней. Так что внутренних детишек, «застрявших» в прошлых эмоциональных состояниях может быть много и… разных возрастов. Можно назвать по другому – раненные детские части. У каждой свои неудовлетворенные потребности. Если для новорожденного ребенка самое важное – это тепло, защищенность, забота, любовь, для трехлетнего — адекватная поддержка в его исследовании мира, то для подростка нужен понимающий взрослый, который может объяснить адекватности и неадекватности окружающего мира, помочь войти в социум.

Чем больше мы узнаем своих раненных частей, тем вероятнее, что мы сможем позаботиться о них, тем адекватнее мы будем воспринимать мир и адекватнее отвечать ему. Тогда мы можем, «держа на руках» и успокаивая плачущего внутреннего дитя, спокойно, увлеченно по-взрослому решать взрослые задачи.

Источник Наталья Андреева


Заказать обратный звонок от психолога


Соглашаюсь на обработку персональных данных