Секс в семье

Очень интересная и правдивая статья о мужской и женской сексуальности. О браке, изменах, полигамности мужчин и женщин.

статья о мужской и женской сексуальности

Интервью

М.ЛАБКОВСКИЙ: Доброй ночи. Это программа, на самом деле, воскресная, ночная, «Взрослым о взрослых», я – Михаил Лабковский. И у нас сегодня в студии гость, я его представлю коротко: главный сексолог страны Сергей Тихонович Агарков. Здравствуйте, Сергей Тихонович.

С.АГАРКОВ: Добрый вечер.

М.ЛАБКОВСКИЙ: И Наталья Кузьмина в студии.

Н.КУЗЬМИНА: Здравствуйте.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Как мы сегодня заявили тему? Как семья и секс, правильно я понимаю? Наталья?

Н.КУЗЬМИНА: Правильно.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Поправьте меня, если я ошибаюсь. Тема такая, я бы сказал, долгоиграющая, и, наверное, большинство слушателей думают о том, что семья – не самое лучшее, так сказать, особенно с течением времени, место для секса в том смысле, что чем больше супруги живут вместе, тем ослабевает, наверное, у них сексуальное влечение. Мы об этом разговаривали уже. Я хочу с обратного начать, Сергей Тихонович. Есть, ведь, счастливчики, может быть, они даже в процент не укладываются, у которых сексуальная жизнь вообще не меняется с годами. Касается только здоровья, да? А влечение взаимное у них остается друг к другу на протяжении всей жизни. Такие пары вообще есть?

 влечение взаимное у них остается друг к другу на протяжении всей жизни

С.АГАРКОВ: Есть. Конечно, есть.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это можно как-то объяснить чем-то?

С.АГАРКОВ: Ну, вот, даже социологические исследования говорят. Причем, этот контингент – он нарастает как-то.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да ладно?

С.АГАРКОВ: Да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А это с чем-то связано?

С.АГАРКОВ: Да. Ну, вот, как-то люди, может быть, более осознанно понимают, что надо, психологическая грамотность нарастает, сексуальная грамотность, образованность нарастает.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Неужели, само влечение, либидо может быть связано с цивилизацией, с грамотностью, с книгами, я не знаю, с воспитанием?

С.АГАРКОВ: А либидо – это же физиологическая характеристика. Она не растворяется, не рассасывается. Она переходит в другие формы. Скорее, многообразие, сложность, неурегулированность семейных отношений – они его оттесняют.

неурегулированность семейных отношений

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я сейчас только о сексе говорю.

С.АГАРКОВ: А я о сексе тоже говорю. Что когда возникают сложности полифункциональной семьи, когда мужчина должен зарабатывать, он не может столько зарабатывать, а он немножко чувствует себя виноватым, его немножко пилят, то это выливается в то, что он и в сексе не орел. Вот, он чувствует, что он, ну, не функционален.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это мы говорим о качестве секса. Я сейчас говорю, Сергей Тихонович, совершенно о том, о чем мечтают, наверное, ну, в основном, женщины, миллионы и даже миллиарды – чтобы они так вышли замуж и у них был такой муж, который будет их любить и их хотеть всю жизнь, а они будут хотеть своего мужа тоже всю жизнь не потому, что так надо, из чувства долга, из страха потерять семью, а само влечение таким образом у этих людей двух так устроено, что они кроме друг друга вообще никого не хотят. Вот о чем я говорю. Такое бывает?

Н.КУЗЬМИНА: Друг друга хотят регулярно.

С.АГАРКОВ: Да. Такое бывает, но оно бывает такое, но не совсем. Потому что, вот, если мы говорим о той страсти, которая в первые годы супружества бывает, то она к любви как таковой имеет не очень большое отношение. Это, действительно, страсть и женщина выбирает, кстати. И женщина может завоевать мужчину, если разбудит в нем нарциссические переживания.

Женщина может завоевать мужчину, если разбудит в нем нарциссические переживания

М.ЛАБКОВСКИЙ: Интересная мысль.

С.АГАРКОВ: Да. То есть когда он чувствует, меня предпочла такая замечательная женщина, в это время и оценка женщины нарастает, и все, и он горит, хочет продемонстрироваться в сексе. Но потом эта страсть – она походит. У мужчин она года 3-4 держится, у женщины держится 1,5-2 года и приходит реальность, которая сама по себе не плоха. Но вот этот брак минус страсть многими начинает восприниматься как (НЕРАЗБОРЧИВО). Люди не понимают, что это совершенно естественная динамика. И вот тут постепенно начинает складываться другое – дружественность, взаимопринятие полное, доверие. И вот у некоторых пар примерно четверть сегодня, ну, говорят, что уже процентов 30, одна треть – они чем дальше живут, тем у них отношения становятся ближе и сексуальность не страдает.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Не страдает? Я всегда считал, что чем ближе отношения, тем меньше у них секса.

С.АГАРКОВ: Ну, почему же?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Потому что они какие-то родственные становятся.

С.АГАРКОВ: Не-не. Ну, это просто другой секс.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А влечение само не страдает от родственности?..

С.АГАРКОВ: Влечение само по себе не страдает. Но это уровень отношений такой, что даже когда ты, ну, принимаем, когда тебя высоко оценивают, когда твое движение сексуальное – это не отвергаемо, тогда эти отношения не страдают, а секс остается.

М.ЛАБКОВСКИЙ: На фоне доказательства своей состоятельности любовницам жена, конечно, комфортнее.

С.АГАРКОВ: Конечно, комфортнее.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Но как сказал Кончаловский – а вы, наверное, знаете фразу «Через 7 лет брака это уже инцест» – это как-то можно прокомментировать?

С.АГАРКОВ: Ну, это фигурально. Конечно, люди становятся близкими.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Но в каждой шутке есть доля шутки.

С.АГАРКОВ: Ну, это очень малая доля шутки в этой шутке. Конечно, это не инцест. Я могу сказать, почему. Потому что когда женщина тоже выбирает мужчину, она ориентируется – а я говорю, что женщина выбирает мужчину – то это еще из Дарвина, это абсолютно однозначно. То она ориентируется на несколько параметров. Первый параметр – это отсутствие плохих генов, ее такой мужчина может заинтересовать. Для этого он должен быть симметричен, ну, то есть не являться носителем грубой асимметрии лица, фигуры, пропорций и каких-то дефектов, которые говорят о том, что от него генетически потомство будет неплохим. Во-вторых, он должен быть умным. Потому что если он умный, значит он способен обеспечить семью, как-то детей в образовательном процессе поставить.

Отсутствие плохих генов, ее такой мужчина может заинтересовать

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. И потом не зря говорят, что у женщин эрогенная зона – это мозг.

С.АГАРКОВ: Мозг, безусловно. Ну и третье, у него должны отсутствовать плохие гены. Ну, гены заболеваний такие, грубые. Скажем, психических и других. И, вот, для очень многих женщин возможна диагностика плохих генов мужчины по запаху пота. Она иногда чувствует на подсознательном уровне, что, вот, мужчина и не плох, а, вот, как-то она его не принимает.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, скажем, что у нас в России за алкоголиков замуж выходят с такой нечеловеческой частотой. Иногда дважды и трижды. У меня консультации были: женщины 3 раза выходили замуж за алкоголика.

С.АГАРКОВ: Да, безусловно, безусловно. Иногда это судьба. То, что женщина 3 раза выходит замуж и 3 раза алкоголики, это частный случай того, что есть не женщины, а семьи женские – бабушка разошлась и воспитывала дочь, мама разошлась, и потом внучка повторяет их судьбу. Вот этот стереотип неудачливости женской – это социальная воспроизводная. Это не потому, что нет любви и таких мужчин. Но выбирают того, на кого можно все списать.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А вообще, всегда ситуации, когда выбирают женщины? Или это тоже такое, образное выражение?

С.АГАРКОВ: Нет. Ну, мужчина выбирает всех женщин, более или менее подходящих по возрасту и все. А женщины выбирают одного.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. Вот я сейчас понял смысл.

С.АГАРКОВ: Одного, уникального, замечательного. И она должна в его воображении что-то сделать. У него должно разгореться воображение.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А даже, я бы сказал, сама идея в мужчине. Вот вы сейчас мудро заметили: у него нет идеи выбрать одну идею, у него есть идея как можно больше. А у женщины только одного.

С.АГАРКОВ: Да, а женщина – только одного.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Почувствуйте разницу.

С.АГАРКОВ: А механизм только один: когда женщина дает понять мужчине, что он исключительный, замечательный, неповторимый, что он, на самом деле, принц на белом коне, то тогда ему уже деваться некуда. Это как приговор.

Женщина дает понять мужчине, что он исключительный, замечательный, неповторимый

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, скажите, это похоже на манипуляцию по вашему описанию.

С.АГАРКОВ: Да. Но это совершенно естественная манипуляция, исходящая из эволюционной и психологической стратегии.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Опять мне напоминает… Вы сейчас рассказываете, я себе представил такую образную картинку, как сидит мужчина с женщиной на свидании. Она ему смотрит в рот, говорит: «Вы так интересно рассказываете. А дальше что произошло?», а про себя думает: «Идиот. Он когда-нибудь заткнется уже или нет? Мне уже просто осточертело его слушать».

С.АГАРКОВ: Не, ну, зачем это ей делать? Женщина – она тоже понимает, что жизнь ее конечна. И завораживать всякого дурака никакого смысла нет. Либо это меркантильный смысл, его богатство.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Слушайте, вас послушаешь, во всех семьях мужчины просто лучшие: самые умные, самые здоровые.

С.АГАРКОВ: На каком-то этапе. Ну и потом это еще подогревается страстью. Вообще-то, механизм любви психологически известен – это сегодня выключение критических зон по отношению к человеку. Люди все примерно равны.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А это какой-то химический процесс или биохимический?

С.АГАРКОВ: Это процесс химический. Ну, нейрохимический, так скажем.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть человек бессознательно отвергает критику по отношению к партнеру?

С.АГАРКОВ: Абсолютно!

М.ЛАБКОВСКИЙ: А она у него просто выключается.

С.АГАРКОВ: Да это же из басни про кукушку и петуха: «Стоит только напеть», разбудить именно нарциссизм. Он сам не верит, что он такой хороший, на самом деле. Так легко верится в идею. И у этого начинают выбрасываться нейромедиаторы, допамин, в этот момент он начинает высоко ценить того, кто его высоко ценит. И вот на этом немножко гормоны выстраиваются.

он такой хороший, на самом деле

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я вообще вам хочу сказать, я почему-то всегда думал, что нарциссизм – это женская история, а не мужская. А вы говорите, что это…

С.АГАРКОВ: Не, ну, Нарцисс вообще был юношей.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. Но я знаю, что женщины подвержены нарциссизму, это они проводят полжизни у зеркала.

С.АГАРКОВ: Ну, мужчины не в меньшей степени подвержены нарциссизму.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Вот мы с вами меньше волнуемся, например, как мы видим, чем, например, Наташа, которая сидит у нас в студии.

С.АГАРКОВ: Да. Но мы гораздо больше волнуемся по поводу, как мы воспринимаемся.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А! То есть…

Н.КУЗЬМИНА: Вы что, думаете, что женщины все время говорят мужчине, какие они красивые? Женщины говорят мужчине по-другому.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А, да! У них разделение труда.

С.АГАРКОВ: Не-не, нарциссизм – не только красота.

Н.КУЗЬМИНА: Какой он умный, сильный, щедрый.

С.АГАРКОВ: Когда женщина говорит, что мужчина умный, и когда что он перспективный, умный, замечательный.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, а на вас это тоже влияет? Вам это надо?

С.АГАРКОВ: Еще как! Да это кислород. Если этого в жизни не пережито, то жизнь прошла впустую.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сейчас по-моему спокойно отношусь. Нет, в молодости я, наверное, по этому поводу переживал. А сейчас, мне кажется… Дайте я телефон только – я забыл совсем – 363-36-59. Так, завлеклись мы разговором. Еще раз: 363-36-59 – телефон, SMS +7 985 970-45-45. Пишите и звоните, а я хочу продолжить вот эту тему, которую я начал. Все-таки, вы говорите о том, что если с течением времени супруги, ну, вот, отчасти от воспитания, отчасти от просвещения какого-то и сами, видимо, люди должны быть какие-то особенные, они могут сохранить влечение друг к другу. Я правильно вас понял?

С.АГАРКОВ: Ну, так, они как правило сохраняют влечение друг к другу.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А почему большинство женщин, подавляющее большинство женщин считает, что мужчины – они обречены на неверность, это некая черта мужского менталитета, если так можно выразиться? Что изменяют все, говорят женщины, а кто не изменяет, ему просто никто не дает. Это единственная причина, почему они не изменяют. Это правда? Как вы считаете? Или это женские такие идеи?

мужчины – они обречены на неверность

С.АГАРКОВ: Ну, вообще-то человек – существо полигамное.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да, я тоже люблю об этом напоминать.

С.АГАРКОВ: Мужчина и женщина полигамные. Но для женщины брак – это, как бы, временная договорная моногамия, которая необходима. Ну, полигамия неуместна, если не разрушается моногамный принцип социализации детей, заботы о семье и другие вещи. Это так, потому что 70% мужчин и 50% женщин, ну, имеют не одну внебрачную связь в сегодняшнем мире.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сколько, еще раз? Давайте озвучим еще раз.

С.АГАРКОВ: 70% мужчин и не менее 50% женщин имеют неоднократные внебрачные связи в сегодняшнее время.

М.ЛАБКОВСКИЙ: В период брака? Не до и не после, а именно в период брака?

С.АГАРКОВ: В период брака. Но характер их бывает различный. Для кого-то это, ну, временная романтическая история, небольшая встряска, он возвращается потом в семью и, кстати, с энтузиазмом и сексуальным, и испытывая чувство вины, готов загладить эту вину, возвращается с дарами, обновленным. А для кого-то это увлечение, его опять срывает, несет, он уходит на какой-то период. Но потом убеждается, что семья лучше и возвращается.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, извините, я вас перебиваю. Тогда у меня возникает еще один любопытный вопрос. Друзья мои, я, наверное, не успею Сергею Тихоновичу сейчас задать вопрос. Вы привыкните к тому, что в нашем эфире каждые 30 минут мы будем прерываться на 3 минуты новостей. Чтобы не заезжать на время новостей, я сейчас просто еще раз напомню наш телефон и SMS, а через 3 минуты я этот вопрос задам. Телефон 363-36-59, SMS 970-45-45, код 985. А сейчас будут новости.

НОВОСТИ

М.ЛАБКОВСКИЙ: Продолжаем наш разговор. Я, все-таки, задам этот вопрос, который я хотел задать. Значит, любой психолог – он, как бы, за что-то конструктивное. Если есть проблема, он пытается ее выяснить, понять, в чем причина и решить. Вы говорите, 70% мужчин и 50% женщин имеют множество внебрачных связей.

С.АГАРКОВ: Неоднократные.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Неоднократные, окей. Больше двух – неоднократно. Сексуальные связи. Вот такая пара, предположим, теоретически решила пойти пообщаться с сексологом. Первое, что сексолог или психолог делает – он пытается понять причину, а есть ли, нет ли причины, если у них настолько потребность сексуальная высока, что они не могут не изменять, но они любят друг друга, у них замечательный секс, а еще хочется. Это же может не быть проблемой или не быть причиной в таких ситуациях?

С.АГАРКОВ: Нет, вся семейная сексуальная жизнь построена так, что проблемы там непрерывные. То есть люди заняты, хорошая пара – она просто вовремя эти проблемы решает. Ну, вот, даже вступают в сексуальные отношения, но в юности. У мужчины стремление к постели, у женщины к любви, к романтике, к нежности.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понимаю. Вспоминаете этот анекдот, да? «Женщины говорят о любви, мужчины о сексе, а занимаются одним и тем же».

С.АГАРКОВ: Да, «а занимаются одним и тем же». Ну, тем не менее, да. А потом женщина – мужчина еще не остыл, она выбывает, рождение ребенка, контрацепции проблемы пока должны быть урегулированы – не дай Бог аборт еще, особенно с какими-то проблемами и осложнениями. Она рожает и на какой-то период выбывает из активного секса, спортивного. А затем она пытается вернуться. У мужчины лет 30, и перелом – он входит…

М.ЛАБКОВСКИЙ: 30?!

С.АГАРКОВ: Лет 30. Ну, 27-28, 30.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А, вы имеете в виду перелом сексуальных, так сказать… Статусности сексуальной?

С.АГАРКОВ: Перелом. У него кончается юность сексуальная, да. И для него совершенно важен уже спокойный супружеский необременительный, ненагрузочный, неспортивный секс. А она только собирается вернуться в то, что было. И опять проблемы возникают. Ну, до 45 лет дожили, и в 45 лет потребности женщины постепенно нарастают к моменту климакса, а у мужчины снижаются. И тут происходит перелом: ей уже нужно больше секса, чем ему. А потом инволюция. И он начинает плавно приземляться. А у женщины после инволюции, у третьей части…

совершенно важен уже спокойный супружеский необременительный, ненагрузочный, неспортивный секс

М.ЛАБКОВСКИЙ: Дайте только объясню слушателям, что такое инволюции.

С.АГАРКОВ: Ну, климакс.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Климакс, да. Который бывает и у мужчин, и у женщин.

С.АГАРКОВ: У женщины проходит вот эта резкая фаза, она вступает в менопаузу, и в менопаузе у трети женщин влечение повышается. У трети падает, у трети не изменяется. А у трети даже повышается.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть у 60% – это или нейтрально или положительно.

С.АГАРКОВ: Ну да, или с положительным. А у мужчины идет на спад. И на каждом этапе нужна какая-то своя стратегия, какая-то договоренность: разное участие, разная инициатива. И есть люди, которые гениально все это делают. То есть они…

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я не очень понимаю, Сергей Тихонович, как можно гениально что-то сделать в сфере эмоций? Это, ведь, эмоция. Влечение – это то, что ты переживаешь по отношению к другому человеку. Как можно рационально предпринять какие-то действия, чтобы ты вдруг захотел через 20 лет свою жену, например? Вот, объясните мне.

С.АГАРКОВ: Так нет. Мужчина, когда он проходит через инволюционный период и понимает, что, ну, его сфера выбора сокращается резко, для него сохранить отношения с женой – это уже высочайшая радость. И сегодня, вот, по исследованиям британских, скажем, ученых, ну, там какие-то другие законы, но более… Около 70% британских пар, ну, раза 2 в месяц сохраняют сексуальные отношения после 70 лет. К 70 годам.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сколько?

С.АГАРКОВ: 2 раза в месяц 70%.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Некоторые в 30 лет не могут себе это позволить.

С.АГАРКОВ: А эти сохраняют. То это какая-то доброжелательность, навстречу движение. Даже минимальные сексуальные проявления должны быть как-то реализованы. И вот это не просто, вот, выдай мне секс определенного качества, мне нужно столько и все – а иначе ты не человек, а иначе пошел вон. А, вот, именно понимание того, что человек и готов сделать, но не всегда может, оно позволяет так спрограммировать сексуальные отношения, что даже не будучи очень прытким в жизни, не будучи мачо, эти супружеские пары, этот тихий спокойный супружеский секс до 70 лет продолжают. И это вот такая новая реальность.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Вы знаете, вот, когда вы сказали, что человек биологически полигамен, я представлял это таким образом, что у него в психологию заложено – и мужчин, и у женщин, да? Оба же полигамны. Некоторые думают почему-то, что только мужчины. Заложено хотеть не одного партнера, а многих партнеров. Это, ведь, наверное, и есть полигамия? Или я не так понимаю?

С.АГАРКОВ: Нет, ну, вот, в биологии мужчина просто хочет секса.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А женщина что? Просто не хочет?

С.АГАРКОВ: Женщина хочет, но слабее. Слабее.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Слабее. У них другие ценности немножко.

С.АГАРКОВ: У них другие ценности, слабее. Да и потом это в природе. Мужчина должен хотеть женщину, иначе он не проявит должной наступательной активности, его гены не останутся.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, резонно, да.

С.АГАРКОВ: Да. А женщина – она должна быть трезва, оценочна, она должна видеть с кем, зачем.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, а работает эта история о том, что любовь длится 3 года, потому что столько времени (НЕРАЗБОРЧИВО) грудной ребенок?

С.АГАРКОВ: Ну, в общем-то, да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Она работает? Она, действительно?..

С.АГАРКОВ: Это страсть, это продолжается страсть. Нельзя называть любовью – это страсть. Это такое влечение достаточно бурное. Оно способствует удержанию мужчины около женщины.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть женщинам нужен этот период, чтобы ребенок встал на ноги, хотя бы он был уже не грудным.

С.АГАРКОВ: Да. Но это ребенку больше все нужно.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Женщине тоже нужно.

С.АГАРКОВ: Да. И женщине нужно, да. А затем, естественно, у мужчины эти чувства ослабевают. Вот, эти все исследования проходят – там же психологические механизмы закладываются. После рождения ребенка уровень тестостерона у мужчины падает.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Падает, да?

С.АГАРКОВ: Да. И вот он какое-то время еще держится на нем, а потом у него возникает спокойное отношение к сексу.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А как это связано с рождением ребенка, уровень тестостерона?

С.АГАРКОВ: Это очевидно некий биологический механизм универсальный. Потому что исследования проводились даже на птицах парноживущих, лебеди. Как только рождается потомство и возникает забота, там гормон окситоцин, который гормон заботы и опеки, покровительства, защиты и так далее потомства. Так вот, а уровень тестостерона падает и они остаются вместе.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть тестостерон как некая агрессивная среда, да?

С.АГАРКОВ: Да, он все время уводит в сторону. Он толкает на это. А этот гормон окситоцин – это гормон потомства, заботы. Так вот, а когда Лебедю вводили тестостерон, он тут же забывал о потомстве, вне зависимости от его возраста.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть применительно к человеческой жизни, гуляющие мужчины – худшие отцы, чем верные?

С.АГАРКОВ: Мужчины с высоким уровнем тестостерона – они для другого.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Не лучшие отцы.

С.АГАРКОВ: У них – да, у них гулять.

Н.КУЗЬМИНА: Сергей Тихонович, а у меня вот такой вопрос. Вот, вы сказали, что с возрастом мужчина начинает понимать, что у них уже выбор ограничен. Есть какая-то вообще статистика, в каком возрасте мужчина чаще изменяет? Потому что существует такая, как бы, даже пословица «Седина в бороду, бес в ребро».

С.АГАРКОВ: Ну, вообще, больше всего он изменяет еще в первые годы супружества, пока нет глубокой привязанности.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Седины тоже нет.

С.АГАРКОВ: Да, пока нет. А потом вторая волна идет как раз инволюция, когда седина в бороду. И здесь не гормоны.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это как компенсация – надо доказать, да?

С.АГАРКОВ: Это компенсация. Просто, вот, как? Жизнь прошла. Вот, сидит этот мужчина и думает: «Ну что? И это все?»

М.ЛАБКОВСКИЙ: Не попробовал.

С.АГАРКОВ: А где же эта любовь? А как же я этого не попробовал?

Н.КУЗЬМИНА: А, вот тут показали, что «Я еще ничего».

С.АГАРКОВ: Да. И вот здесь он опять становится уязвимым. И если появляется женщина, особенно там помоложе, отвечающая его каким-то фантазиям инфантильным, которая может напоследок нарциссические чувства разбудить, то он легко на это ведется, потому что он себе это может позволить. Он уже выполнил свою программу, потом он уже относительно состоятелен, потом он становится более щедрым. Щедрость – это та доля имущества, которой ты готов поделиться с партнером. Он понимает, что жить осталось ему уже не так долго, и он готов больше вложить в более высокий комфорт своих остаточных дней. И вот это все создает у него особый… Он такой, критический период переживает. Говорят, лет 5, лет 10.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А в каком возрасте это может начаться?

С.АГАРКОВ: Ну, это около 50.

Н.КУЗЬМИНА: А женщинам в этой ситуации как себя лучше вести, если она видит, что муж кем-то увлечен, но ему при этом хорошо? Вот, может быть, даже в браке как-то секс улучшается?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Хорошо с кем? С женой или с кем он увлечен?

Н.КУЗЬМИНА: Нет, с кем он увлечен.

С.АГАРКОВ: Не, ну, опять-таки, мы немножко абстрактно говорим. Потому что как увлечен? Если он собрал вещи, ушел – это одна история. А другая, если у него появляется романтическая связь, которая никогда не длилась долго.

Н.КУЗЬМИНА: Но мужчины же не такие смелые – они же сразу не уходят.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ой, Наталья, прости, пожалуйста…

С.АГАРКОВ: У-у-у. Чтобы мужчина ушел, это надо, чтобы его выставили за дверь.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Вот, вы сказали сейчас такую фразу о романтическом увлечении, которое никогда не бывает долгим. Многие покинутые жены сейчас просто прильнули к радиоприемникам, им хочется понять, что такое «недолгое романтическое увлечение мужа»? Месяц? Год? Сколько ждать, когда вернется?

С.АГАРКОВ: Ну, во всех случаях, если первое чувство года три продолжается, то, как правило, романтические истории в течение года рассасываются.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Дорогие женщины, терпение, в общем.

С.АГАРКОВ: Да, терпение. Терпение.

Н.КУЗЬМИНА: Нет, но мужчины же ленивые.

С.АГАРКОВ: Терпение, понимание. Надо относиться к нему как к больному. Вот, временно, вот, простудился, болеет он.

Н.КУЗЬМИНА: Дома с женой как хорошо, и постель заправит.

С.АГАРКОВ: Вообще, он белый и пушистый, а сейчас немножко болеет.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. Мы, на самом деле, узурпировали, Наташ, с тобой гостя.

С.АГАРКОВ: Да. (смеется)

М.ЛАБКОВСКИЙ: А слушателям слова не дали. Давайте я сначала быстро хотя бы в таком темпе прочитаю вопросы, которые к передаче поступили, потому что мы ее анонсировали. Дурацкий, конечно, вопрос от Натана из Питера: «Можно ли заниматься любовью в одной комнате со спящими детьми? И как влияет на психику ребенка такая родительская любовь, положительно и отрицательная?» Ну, дальше там еще хуже, но все о том же. Он говорит: «Навязчивое желание при ребенке заниматься сексом». У него проблемы, у Натана?

С.АГАРКОВ: Ну, вообще-то, лучше, конечно, со спящими, чем с бодрствующими детьми в одной комнате заниматься сексом.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А лучше вообще, наверное, с детьми в одной комнате.

С.АГАРКОВ: Но надо, ведь, понимать, что, ведь, наш быт, особенно до недавнего времени, до последних 100 лет, крестьянский – это же, ведь, однообъемное помещение. На полке в вертикаль вся властная располагалась, кто повыше, кто пониже. И совершенно естественно жили. И видели это и дети, и все, и ничего не случалось. То есть вот такого невратического, чтобы вскакивать и разбегаться по углам, если ребенок вдруг зашел, ну, наверное, это не важно. Но если есть возможность уединиться, то тогда это патологически: утаскивать детей, убаюкивать их и заниматься сексом так, чтобы они не проснулись.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Но у нас непростые слушатели. Значит, подпись «Фрилансер из Клайпеды», ну, хорошо. «У меня вопрос по поводу порнографии, — он пишет, — как ребенка подготовить, и со скольки лет к этому моменту знакомство с подобными материалами, журналы, фильмы, интернет? И что лучше: познакомить его дома или пусть сам со сверстниками знакомится? Это похоже, — ну, там, развивает свою идею, аналогию с алкоголем, — пусть попробует алкоголь дома в семье, нежели напьется в туалете на школьном огоньке». Что вы скажете? И вообще, как готовить ребенка к порнографии, не готовить?

С.АГАРКОВ: Нет, ну, ребенок, конечно же…

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я себе плохо представляю, как родители будут готовить ребенка к порнографии.

Н.КУЗЬМИНА: Да, «посмотрите, что тут есть».

С.АГАРКОВ: Ну, вообще, все время в обществе идет какая-то нелепая дискуссия, там, где нужно ребенка сексу обучать, в школе или дома? Ну, в школе вроде как-то непонятно как, а дома некому. Потому что родители иногда хуже представляют сегодняшний мир, чем сам современный ребенок. И говорят: «Нужно ли говорить с детьми о сексе?» — «Да. Можно узнать много нового». Конечно же, воспитание, выработка моральных ценностей – это семья, это традиции, это мифология, это дедушки, бабушки, прадедушки, прабабушки.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, вот, доступный интернет, с порно-сайтами. Как родители должны?

С.АГАРКОВ: Ну, то, что касается информации, образования и информации, ну, роль полов, деторождение, контрацепция – конечно, это школа, потому что родители сегодня в большинстве своем этой информацией не обладают. То, что ребенок это увидит, это неизбежно. Ну, если доверительные отношения, он спросит. Но вполне достаточно, если ребенок не чужой в доме, видно, что у него появился интерес. И вот здесь можно. Повод простой: «Что, ты смотришь это? Ну и что? Тебе нравится? Ты что-то в этом находишь?» А дальше оценка родительская и все. Лучше по случаю, по факту. Нельзя так собрать, дети все за стол, старшие и младшие: «Сегодня мы поговорим о порнографии».

Н.КУЗЬМИНА: И вывалить картинки.

С.АГАРКОВ: Да, и вывалить: «Вот, смотрите». Это глупость.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Хорошо, а какая должна быть оценка в ситуации, когда доверительные отношения? Ребенок залез на сайт. «Тебе нравится? Что ты об этом думаешь?» А что родители должны? Какую оценку дать? Что это грязь или что?

С.АГАРКОВ: Да. Ну, мы сразу скажем, что, вообще-то, здоровая сексуальность характеризуется сдержанно положительным отношением к порнографии.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это как? Сдержанно положительно.

С.АГАРКОВ: Ну, конечно, сальность, но, в принципе, это дело-то где-то, в целом, не плохое, не гадкое и не мерзкое. Хуже всего у ребенка вырабатывать установки, что секс – это гадость, мерзость, что это животное, что это источник единственный венерических заболеваний, пугать его, передавать свои страхи, свои комплексы, которые тоже в свое время от родителей были получены. Дети не идиоты, они прекрасно разбираются и видят. Иногда дети просто провоцируют родителей. Он этот журнал подбрасывает и смотрит: «Ну как эти предки там зашевелятся? Сейчас забегают? Будет там ужас или не будет?» Они тестируют наше отношение. Поэтому спокойное, разумное, к сексу позитивное. К порнографии – скептическое. Ну, это коммерческая продукция. Это точно так же, как ни один йогурт не соответствует той рекламе, которую нам показывают, там, с ангелами и иммунной системой, потому что это большое вранье.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А порнография не соответствует реальному сексу.

С.АГАРКОВ: Да. Ну, это реклама секса. И она не соответствует.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Очень важно вы сейчас говорите, потому что родителям нужна конкретика. Вот, вы сейчас сказали, что конкретно, как можно сказать.

С.АГАРКОВ: Да. Но она существует, оборот есть. Не отсюда набираются опыта. Хотя, честно говоря, просмотр порнографии неплохо готовит к сексуальным отношениям.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Но там же куча есть, как это сказать, не извращений – там групповой секс, межрасовый секс.

С.АГАРКОВ: Конечно. Но ребенок, вы понимаете, вот, тоже. Ну, как ребенок? Во-первых, кто такой ребенок? Какого возраста? До 14-ти?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, когда интерес? 13-14 лет, наверное, начинается.

С.АГАРКОВ: Да. Ну, до 14-ти лет информация о сексе со стороны, разговор в семье о сексе – нормально. А любая информация со стороны такая о неестественых формах или конкретная, детальная – это развратные действия по отношению к малолетним, и за это статья. С 16 лет закон разрешает заниматься сексом человеку. Вот, с 16-ти разрешают человеку заниматься сексом. А если сексом, ну, если мы поговорим, а в законе написано «Вовлечение несовершеннолетних в распространение порнографии», то это до 18 лет. И здесь появляется глупость: в 16 лет он уже может заниматься сексом, а только в 18 лет он получает право смотреть эту картинку. Потому что если ему кто-то покажет, следовательно, тот человек совершает преступление.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну да, развратные действия.

С.АГАРКОВ: Ребенка можно трахать, а картинку ему показывать и что-то рассказать о сексе, ну, конкретное, обсудить какую-то проблему, с формальной точки зрения противозаконно. И вот здесь возникают тысячи неотработанных в законодательстве нюансов. Они в реальной жизни, в общем-то, работают, потому что ерунда отлетает.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

С.АГАРКОВ: Ну, на самом деле, программы сексуального воспитания на Западе начинают реализовываться не позже чем с 12 лет. 12 лет, то есть примерно за год до пубертата, до начала подросткового всплеска гормонального, человек должен быть подготовлен.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я бы сказал, до первых поллюций.

С.АГАРКОВ: Ну, до первых эякуляций, да. И уже у девочки до месячных. Начинается какая-то подготовка. Эта информация дозированная, нарастающая, но она позитивная – она не должна ломать сексуальность как таковую. Она должна включать и отношения, и готовить к несчастьям, конфликтам, к переживаниям. Но в целом она должна быть позитивной. А наша – она, к несчастью, почти всегда была негативной.

М.ЛАБКОВСКИЙ: У нас ее начинают и закрывают.

С.АГАРКОВ: У нас же даже плакаты висели по городу: «Безопасного секса не бывает». Ну, на кого они рассчитаны? На отморозка? Так он, чем опасней спорт, тем и охотнее им будет заниматься. А кто испугается? И без того испуганный. Так он потом вообще сексом заниматься в жизни никогда не будет.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Наташ, а мне что лучше сейчас сделать? Прочитать вопрос или послушать телефон?

Н.КУЗЬМИНА: У меня вопрос есть. Вот, по поводу порнографии еще хотела спросить. Дети смотрят порнографию и как во всей рекламе – это реклама своего рода – там все гипертрофировано.

С.АГАРКОВ: Конечно.

Н.КУЗЬМИНА: То есть необыкновенные тела.

С.АГАРКОВ: Безусловно.

Н.КУЗЬМИНА: Необыкновенные какие-то техники. И ребенок в конце концов понимает, что он не такой и вырабатываются некие комплексы. Или, попробовав секс, он понимает, что в жизни это достаточно непросто сделать все, как на картинке или как в каком-то там порноролике. Вот, как ребенку объяснить, что это все сказка?

С.АГАРКОВ: Давайте скажем прямо, что порнография – это не детская практика. То есть общество должно сделать максимум для ограждения ребенка от порнографии.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, есть кодирование.

С.АГАРКОВ: Да. Есть различные технические и другие методы. С порнографией желательно знакомиться чуть постарше – не желательно, а возможно, допустимо, когда сложились уже главные ценности, ну, 18 лет наступило. Автомат дают в руки. Ну как? Говорят, что в законе должно быть: порнография с 21 года.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А автомат – с 18-ти.

С.АГАРКОВ: А автомат дали и послали стрелять в горы на Кавказе, а голую задницу можно в 21 год посмотреть, когда из армии вернулся только. Тоже, вроде, глупость какая-то.

Н.КУЗЬМИНА: Ну а когда уже все случилось, ребенок все увидел, спрашивает, например, у папы: «Папа, а, вот, что у всех вот так, а у меня не так?»

С.АГАРКОВ: Так вот это замечательно, если ребенок не потерял к родителям доверие и спрашивает, что не так. И вот здесь разъяснить, потому что у ребенка непрерывно появляются вопросы. Но если ребенок дорвался до порнографии, значит, в чем-то родители не досмотрели. Значит, в компьютере что-то было не отключено, значит, круг общения, откуда он мог получить порножурнал. Сегодня порножурналы достать практически невозможно – все есть в компьютере. Сегодня главный источник этого – компьютер. И поэтому защиты технические и другие вещи, ключи, коды и так далее – они должны быть реализованы в каждой семье, эта программа. О сексе – пожалуйста, история, культура. А, вот, то, что касается порнографии, — блок.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я предлагаю на порнографии поставить крест, потому что это часть и секса, и семьи, нашей темы, но не единственное. Что мне: прочитать вопросы или телефонные звонки принять, Наташ?

Н.КУЗЬМИНА: Телефонные звонки можем, конечно, принять.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Давайте послушаем.

С.АГАРКОВ: Ну, давайте попробуем.

Н.КУЗЬМИНА: Слетел звонок. Давай пока вопросы читай.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Вопросов здесь огромное количество. «Соседи занимаются сексом в доме напротив при включенном свете и незашторенных окнах. Как это называется?» — спрашивает Серж. Как это называется?

С.АГАРКОВ: Ну, как это называется? Очень хочется сказать, что это, ну, некоторые формы публичного секса, экстремального – там, в лифте, в парке, в машине и так далее. Но я думаю, что если это другой дом и даже включенный свет – я думаю, что это просто некоторая небрежность. Им, может быть, нравится при свете, кому-то из них, и это его требование. Не думают о других. Иначе мы попадаем в историю как в бане. Когда-то человек зовет комиссию и говорит: «Я не могу жить в этом доме, напротив баня». Приходит комиссия, говорит: «Где? Где окно?» Он говорит: «Видите? Там» — «А как же? Окно на высоте трех метров». Он говорит: «А вы залезьте на шкаф, поставьте стул, и вы увидите эту мерзкую баню, которая мне мешает». То есть, с другой стороны, конечно, можно иногда этим соседям бросить открыточку, что было приятно вас наблюдать – может быть, это их достанет.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А, может, им это нравится.

Н.КУЗЬМИНА: Конечно, нравится. Люди у себя дома.

С.АГАРКОВ: Да, а если мешает, они дозируют степень privacy.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

С.АГАРКОВ: Тогда приходится ставить ставни и закрывать.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Очень доброе письмо. Вот, Алекс пишет: «Белорусский секс – качественный, чистый и добрый. Берите с них пример». Спасибо, Алекс.

Н.КУЗЬМИНА: Давайте звонок послушаем.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Доброй ночи.

Н.КУЗЬМИНА: Здравствуйте, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос хочу задать, Наташ.

Н.КУЗЬМИНА: Да, как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня – Александр.

Н.КУЗЬМИНА: Да, Александр, задавайте свой вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Что лучше: отдаваться мужу и думать о любовнике или отдаваться любовнику и думать о муже?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Отдаваться, наверное, всегда лучше мужу, я так понимаю? В любом случае.

С.АГАРКОВ: Да. Но, вообще-то, в сексе лучше думать о том, кому отдаешься. Это совершенно однозначно. Но жизнь-то бывает разной. Иногда сексуальные отношения функциональны. Ну, например, и искус такой – повышение по службе или какие-то еще, какие-то конкретные льготы, выгоды, шантаж. Ну, в общем, масса вещей различных бывает. Иногда алкоголь, безумный поступок. Это зрело. Ну, был контроль, а тут нет. Иногда это реакция на какой-то конфликт. И то, что человек думает о другом, о муже, скажем, вступая в эти отношения, говорит, что не переболело, что это реактивный характер носит, что это случайность. Это хорошо прогностически.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Любят, все-таки, мужа.

С.АГАРКОВ: И что любят, все-таки, мужа. И убеждается, как правило, если думает о муже, что это хуже то, что сейчас случилось.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ирина из Петербурга пишет: «В браке 27 лет, с мужем частые конфликты и непонимание. Секса почти нет, охлаждение друг к другу. Еще вместе. Ну, наверное, потому, что это удобно мужу. Выхода не вижу, посоветуйте, пожалуйста, что-нибудь». 27 лет в браке.

С.АГАРКОВ: Ну, да: посеешь поступок, пожмешь судьбу.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Вы имеете в виду, что сам поступок «вступление в брак» был неверным?

С.АГАРКОВ: Ну, нет. Отсутствие секса. Ведь, ничего не бывает просто так. Значит, если секса нет, значит, это кому-нибудь нужно. И, честно говоря, в таких случаях, ну, лучше начать поход к специалисту. Это Петербург. Это кафедра Медицинской сексологии, Институт сексологии и психологии профессора Щеглова. То есть здесь такой контингент, концентрация специалистов в Петербурге, что когда не знаешь что делать, надо хотя бы начать с кем-то говорить.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Викторович, а вы возглавляете, я знаю, кафедру сексологии МГУ, да?

С.АГАРКОВ: Не-не, я не возглавляю. Кафедры сексологии нет в МГУ – я с удовольствием бы ее возглавил.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А как это называется?

С.АГАРКОВ: Да не, ну, это Курс сексологии на кафедре Психологии личности. У академика Осмолова на кафедре Психологии.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А, знаю, да.

С.АГАРКОВ: Вот. 10 лет я веду там эти занятия.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А он академик уже, Саша?

С.АГАРКОВ: Да, он стал академиком. Ему 60.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

С.АГАРКОВ: Он академик.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Оля пишет: «Нам по 58. Ему надо, а мне противно. Скандалы и драки». Вот так коротко.

С.АГАРКОВ: Ну, если кому-то надо, другой не вправе отказывать, это одно из условий заключения и состояния в браке.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да? То есть вы предлагаете Оле подчиниться?

С.АГАРКОВ: Надо Оле, чтобы поработала с этим. Это тоже, если непреодолимый внутренний протест…

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, ей 58, она на возраст ссылается.

С.АГАРКОВ: Ну и что?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Она сама начинает с возраста. Я понимаю, что и в 70 можно хотеть.

С.АГАРКОВ: Наоборот! Наоборот, сейчас, когда нет никаких обременений, только в этом возрасте у человека когда остается не так много радостей и ценность сексуальных отношений, их поддержания очень высока. Но очень часто бывает так, что полуотказ одного стимулирует другого, и это сложившиеся отношения, такая интрига, такая игра.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, прошу прощения. У нас опять новости и через 5 минут мы вернемся.

С.АГАРКОВ: Зато мы первые узнаем, что на Украине.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. Спасибо.

НОВОСТИ

М.ЛАБКОВСКИЙ: Еще раз доброй ночи, наш телефон 363-36-59, SMS 970-45-45, код 985. У нас в гостях сексолог Сергей Тихонович Агарков и в студии Наталья Кузьмина. Я продолжаю читать достаточно интересные вопросы. Вот, Сергей из Тамбова спрашивает: «Моя девушка и ее подруги говорят, что я слишком умный и правильный, поэтому со мной будет сложно жене. Почему они это не ценят?» Вот, вы сказали, что женщина ищет здорового, там, умного и так далее, а в реальной жизни правильные мужчины могут тошноту вызвать у женщины.

С.АГАРКОВ: Вот теперь мы возвращаемся к самому важному. Значит, женщина в ходе XX века – она непрерывно эмансипировалась, начиная от первого движения суфражисток за равные избирательные права, Цеткин там и так далее, и все эти истории. И вторая волна сексуальной революции послевоенная, когда она получила право на аборты, контрацепцию, то, что раньше вообще было недоступно. И сейчас когда женщина включена в потребление секс-услуг такого же объема, как и мужчины, буквально. Хотя, нынешнюю волну и называют гомосексуальной сексуальной революции 90-х – начала 2000-х. Но тем не менее, она все время расковывалась и женщина о своих сексуальных правах заявляет все больше, больше и больше. И, на самом деле, оказалось, что сегодняшняя женщина западная – она выбирает такого мужчину типа мачо для романтических и непродолжительных отношений, и не рассчитывает надолго стратегию. Но если речь идет о брачном выборе, она выбирает мужчину, ну, более спокойного, мягкого, заботливого, доброго, правильного.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть правильному, хорошему парню есть место?

С.АГАРКОВ: Да. И, вот, с этим, конечно, с правильным – ну, как загуляешь? Он же сразу скажет, что неправильно – чего гулять? Нужна семья, дети, все. Но женщина тоже ориентируется еще на одну вещь. Вот, показано, что женщины стремятся не выбирать мужчин с близкой генетической структурой.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть?

С.АГАРКОВ: Ну, скажем, это один колхоз, один заряд какой-то.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Вы имеете в виду родственников?

С.АГАРКОВ: Ну, не родственники. Во всяком случае, одной местности.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да?

С.АГАРКОВ: Да. То женщина имеет тропизм к поиску новых генов, других. И более того, что женщины, которые женятся на том, ну, с кем вместе даже выросли и жили, то они становятся менее верными. Они ищут мужчин на стороне. Частота измен в таких браках гораздо выше. И наоборот, когда мужчина из совсем другого мира, из другой популяции, то для нее он представляет, как бы, бóльшую ценность и вот этот брак – там больше верности и больше секса. То есть реализуются эти программы. Поэтому и правильный мужчина имеет очень высокие шансы, потому что сегодняшняя формула звучит так: «Любовь зла настолько, что уже даже козлов на всех не хватает». Особенно женщина во 2-й половине жизни, имеющая детей, негативный опыт. Она начинает ценить уже такие исконные вещи брака – уже не принца и не белого коня, и не белый Мерседес, и не олигарха, а просто хорошего, порядочного, замечательного человека. И хотя с правильными людьми скучновато в сексе, в сексе ценится некоторая маленькая неправильность.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сволочизм.

С.АГАРКОВ: Да-да-да. Ценится очень. Творчество, креативность, неправильность.

Н.КУЗЬМИНА: Ой, можно я с точки зрения женщины выступлю? Вот, мне кажется, что просто в этом сообщении мужчина, который говорит, что он правильный и умный, что ему так женщины говорят, во-первых, сразу занудство. Потом умный в понимании женщин мужчина – это тоже, кажется, какая-то разница есть. Потому что мужчина, если он математик, то он, безусловно, умный, но по жизни он может быть дурак дураком. А женщин, все-таки, наверное, больше интересует мужчина, который по жизни умный, а не академические знания приобрел.

С.АГАРКОВ: Несомненно.

Н.КУЗЬМИНА: Поэтому вот и получается такая…

С.АГАРКОВ: Хотя, наши женщины советские – извините, что я так ворвусь – они были серьезно, их представления о мужчинах были серьезно нашей культурой изменены. Раньше искали чего? Ну, происхождения, благородства. Потому что за этим стояла история рода, селекция, лучшие, да? И имущественный, и другой ценз, и почет, и уважение, и все. А потом на каком-то этапе вот эти споры о физиках, лириках. Лирики неправильные, а физики правильные, умные, но отгороженные от жизни. И, вот, эти вещи – они немножко поломались. И, вот, благодаря тому, что вот эти представления советского прошлого, нашего «совка» — они, все-таки, остались во многом в прошлом и у нас сегодня другая генерация, то сегодня опять в мужчинах разглядывают то, что… И ценится предприимчивость, конкурентоспособность, автономность. Ну, вот, способность отдавать себя без остатка делу.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Поэтому дворники и кочегары уже не проходят.

Н.КУЗЬМИНА: Ну, в Советском Союзе физики зарабатывали очень прилично.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. Ну, Наташ, ну, как тебе не стыдно?

Н.КУЗЬМИНА: Ну а что? Это правда.

С.АГАРКОВ: Нет, у нас был просто период какой-то сдвиг на физике. Все хотели стать физиками. Все хотели заниматься космосом, атомными бомбами и всем прочим.

Н.КУЗЬМИНА: Сколько кино про них снимали.

С.АГАРКОВ: А все кино, вся культура, все это поддерживалось.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Честь незыблемая в жизни ценность, когда ребенок говорит «Я хочу быть пожарником или продавать мороженое». И так всю жизнь.

С.АГАРКОВ: Да. Но я хочу сказать, что все сегодняшние олигархи – они когда-то были завлабами. Но они же имели потенцию, чтобы потом, вырвавшись из этого мира, стать олигархами.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Березовский – вообще член-корр. по математике.

С.АГАРКОВ: Да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Лаура Флора, такая подпись: «Кому как, а астенику – это очень интересный вопрос – секс тяжкий труд, и впечатления сомнительные. Более 3-х месяцев не выдержала и разбежались». Я не знаю, кто из них астеник, она сама или муж, но я так понимаю… Давайте, во-первых, людям объясним, что такое астеник или я бы еще добавил людей, может быть, гипотоников. У них как-то по-другому секс происходит?

С.АГАРКОВ: Да нет. Ну, астеник, гипотоник – это такие шаблоны. Человек остается человеком. Есть у человека такой природный механизм, который называется «половая конституция». Она сильная – и хочется много секса, она слабая – мало секса хочется. При этом она не связана с… Астеник – это тип телосложения в первую очередь, такой худой, вытянутый, вялый, сонный, неактивный, гипоэнергетичный. Вот такой типаж. А астеник в психическом смысле – который плохо переносит трудные эмоции, быстро утомляется, стремится к покою, к созерцательности. Ну такой типаж, в общем-то, ни для брака, ни для любви.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ни для секса.

С.АГАРКОВ: Ни для секса. Это человек не для секса. Тут тяжкий труд. Но если половая конституция слабая, то секс его не влечет, он чем-то другим занят. Он может быть безумно полезен в хозяйстве, в заботе о детях, в работе. То есть от каждого нужно просить то, чего можно с него получить.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Но вообще, Сергей Тихонович, мне приходилось у себя в консультации слышать от мужчин молодых, что для них секс – это физический труд. Что это такое?

С.АГАРКОВ: Нет. Это все очень и очень индивидуально. Чаще всего это огромные барьеры, которые стоят на пути к партнеру. Это неумение строить контакт. Если он втянут, и то он чувствует себя временно на вражеской территории как резидент.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Может, это депрессивные состояния выдают такие вещи?

С.АГАРКОВ: Ну, депрессивные состояния – это, опять, это диагнозы, это ярлыки. Депрессивное состояние – это реакция на что-то, если это не психическая болезнь.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, как можно заявить, что секс – это физический труд. Вот, что имеет в виду человек, который так говорит? Что с ним вообще?

С.АГАРКОВ: Ну, я не знаю… Зарядка – тоже физический труд, хотя без нее тонус понижается жизненный.

Н.КУЗЬМИНА: Нет, ну, какие-то физические усилия человек в любом случае прилагает.

С.АГАРКОВ: Для секса не надо.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Само восприятие секса как физический труд, кстати, не всегда приятно. И мне приходилось с этим сталкиваться.

С.АГАРКОВ: Я могу сказать, что когда человек говорит «Секс для меня – физический труд», значит, у человека большая эмоциональная проблема, связанная с сексом.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Именно эмоциональная?

С.АГАРКОВ: Да. Потому что все эти анекдоты, что там все равно, что вагон с углем разгрузить, и что секс там человека полностью убивает. Это все чушь. Природа не может закладывать такую энергоотдачу и такие затраты непосильные в том, что требует размножения. Природа не создает или создает очень малый процент существ, которые не могут размножаться. Это отбраковка.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да вообще хочется сказать: секс – это совсем не уголь.

С.АГАРКОВ: Да, это не уголь.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Влада спрашивает: «Что такое «комплекс лилит»? И что такое венец безбрачия, если есть вообще объяснения этим названиям?»

С.АГАРКОВ: Нет. Ну, это все из сферы глубинной психологии. Вот, в это лучше не вдаваться. И в этот же венец безбрачия. Это некоторая вещь, которую колдуны снимают как будто бы, а на самом деле, это, как бы, заговор, наговор. Это все психологические определенные барьеры, и очень многие люди имеют различные барьеры в сексе. И поэтому эффективные бывают колдуны, потому что это психотерапия. Но они не доходят до специалиста, с которым можно поговорить.

М.ЛАБКОВСКИЙ: К сожалению.

С.АГАРКОВ: К сожалению.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Яна спрашивает. Кстати, вопрос часто у нас звучит: «Шестимесячная дочь систематически мастурбирует. Гельминтозы – это, видимо, глисты – исключены. Какие причины и какие последствия детской мастурбации?» Давайте обобщим этот вопрос до детской мастурбации.

С.АГАРКОВ: Но это не детская, это младенческая, до года. Значит, в своем подавляющем большинстве это знак того, что была родовая травма. Может быть, гипоксия, затяжные роды, еще какие-то вещи. И определенные мозговые структуры находятся в состоянии возбуждения. Ребенок, исследуя свое тело, прикасаясь к определенным местам, если есть повышенное внутричерепное давление, если есть другие признаки органического процесса, начинает испытывать необычные ощущения и повторяет их. И второй причиной бывает очень часто эмоциональная депривация. Часто они сочетаются. То есть вот так построен режим, что ребенка не кормят грудью, не прижимают, не берут на руки.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это (НЕРАЗБОРЧИВО) так называется.

С.АГАРКОВ: Да. И когда вот этот первичный (НЕРАЗБОРЧИВО) по Фрейду, да? И тогда вот эти приятные ощущения становятся одним из немногих приятных моментов жизни, которые ребенок начинает постоянно эксплуатировать, чтобы сохранить душевное равновесие.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть надо маме Яне сказать, чтобы больше так не делала…

С.АГАРКОВ: Обследовать у детского невропатолога и держать на руках и кормить грудью, даже если не ест. Держать и прижимать к груди. Тепло тела…

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть это сигнал неблагополучия ребенка?

С.АГАРКОВ: Это сигнал неблагополучия.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

С.АГАРКОВ: И это надо переламывать.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это соматическое или эмоциональное?

С.АГАРКОВ: Это все пройдет – это не оставляет следа, ничего. Но это уже показывает то, что и у этого ребенка, который имеет оргастический опыт, возможность более ускоренного психосексуального созревания и ранние контакты в перспективе могут наступить, поэтому его надо мониторить.

Н.КУЗЬМИНА: Сергей Тихонович, а у меня такой вопрос. Вот, если в семье уже возникли сексуальные проблемы и секса уже какое-то время нет. Людям, если они не готовы морально или как-то еще, не готовы пойти к сексологу, не готовы пойти к специалисты, как-то они могут сами себе помочь? Вот, какой вы вообще можете им совет дать?

С.АГАРКОВ: Ну, первым делом, конечно, надо… Два близких человека – надо поговорить. Значит, сесть, кто-то должен слабонервный начать, менее выдержанный говорить «Ну, давай разберемся, что у нас происходит. Как мы живем?»

Н.КУЗЬМИНА: А как вы считаете, все эти советы про свечи, пеньюары?

С.АГАРКОВ: Не-не-нет. Это, ну, как приправа. Ну, приправа не заменяет главных, основных блюд. Это приправа. Но! Когда возникает тенденция к другому – одеть эротическое белье, иногда взять плетку, маску. Это стремление поменять образ, внести какой-то креатив, это приглашение к диалогу. Я могу сказать, что многие супруги, изжившись, вдруг начинают играть в нелепые, казалось бы, садомазохистические игры, а это, все-таки, путь к диалогу. Там поговорить было не о чем, а здесь возникает инструментально, хотя бы о правилах здесь. И в них какая-то и креативность просыпается, и другие вещи. Это не потому, что они носители этих вещей, они просто меняют уставы, безразличные к сексу образы на игровые типажи. И у них как-то все это очень оживляется. И честно говоря, для таких пар я считаю, что это совсем неплохая практика.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я знаю, что многие и мужчины, и женщины очень плохо относятся к экспериментам в постели. Многие считают это извращением, очень многие женщины говорят «Мне это неприятно, я это не люблю». Мужчины вообще считают, что это недопустимо для женщин.

С.АГАРКОВ: Да, мужчины, конечно — они боятся сексуальной раскрепощенности женщин. Очень часто мужчина пытается контролировать женскую сексуальность и ее притормаживать.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

С.АГАРКОВ: Не развить, а притормозить, потому что он боится, что она выйдет из-под контроля, во все тяжкие ударится. И он стремится ее держать на такой, ну, полуголодной диете, чтобы у нее фантазии не распалялись. Очень часто это происходит. Хотя сам может чувствовать, что не так, но он ничего поделать не может. Это уже факт отношения его к сексу, которое надо менять.

Н.КУЗЬМИНА: А в семье чаще кто виноват, что секса нет – мужчина или женщина?

С.АГАРКОВ: Если в семье что-то происходит не так, вина 50 на 50. Повторяю, даже не 51 на 49, вот, как на выборах там может случиться. А 50 на 50. Потому что не получается у одного… Это как альпинисты. Вот, ползет эта спарка по горе. Где-то один поскользнулся, другой подтянул, один сорвался, другой подстраховал. И если есть такое взаимодействие, тогда они выбираются из любых вещей. А когда ты смотришь как другой падает вниз, свистит и говорит «Ну, привет тебе», то это, ну, какой там секс?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Большинство супругов, особенно мужчин – я знаю по своему опыту работы – когда речь идет вообще о каких-либо семейных проблемах, первое, что они говорят: «Ну, это твои проблемы, ты и ходи к психологу, у меня-то все нормально». Это классика семейной жизни.

С.АГАРКОВ: Не, ну, конечно, лучше, когда к нам, к сексологу приходит пара.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, конечно, лучше.

С.АГАРКОВ: Это намного лучше.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Когда член пары один отказывается признать проблемы свои собственные.

Н.КУЗЬМИНА: Но вообще люди, может, не готовы это обсуждать с кем-то.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, я даже не о сексе, я вообще о семейных проблемах.

С.АГАРКОВ: Он часто является носителем проблем. В сексе вообще удивительно. Вообще, секс, сексуальность – это индикатор психологического благополучия. Как барометр, как термометр. Вот, секс нормальный – значит, в целом, и люди так притерлись. Секс не ладится, вот, и со всех сторон они пыжатся изобразить, что у них все замечательно. Не все славно в этом королевстве.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А бывают такие истории, что душевные отношения, а секс никакой или вообще его нету?

С.АГАРКОВ: Так нет, это бывает, но это уже очень плохо.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Или наоборот: замечательный секс и вражеские отношения.

С.АГАРКОВ: Конечно, бывает! И так, и так бывает. Более того, бывает так, что люди ссорятся 10 лет, скажем, в браке, но секс интенсивный. Наконец, как-то изжились, вздохнули, махнули друг на друга рукой и зажили как брат с сестрой, и секса нет. И они приходят, ну, и стереотип. Невротический, с переломами, с изгибами. Но в сексе, вообще, бывают удивительные вещи. Вот, если один является носителем проблем, то у другого возникает сексуальное расстройство. Мужчина с проблемами в сексе, женщина не испытывает оргазма. Женщина с проблемами отношения к сексу внутреннего, у мужчины нет эрекции.

Так что очень часто в другом, особенно когда это перепроверяется с другими партнерами. Там все, вроде, нормально, а здесь не ладится. Это значит, что человек оказался чувствительным к этим проблемам. Он их чувствует, понимает, что что-то не то, что не достучаться до тебя, что ты не с ним живешь сейчас со своими проблемами. Естественно, у него наступает расстройство.

Н.КУЗЬМИНА: А если вот такая ситуация. Вот тут нам Лиза написала, что мужа любит и все прекрасно. Любит до такой степени, что не готова с ним ни расстаться, ну, то есть живут душа в душу, но ей неприятен даже его запах.

С.АГАРКОВ: Ну вот. Ну, это некоторая проблема, потому что, значит, она ощущает, повторяю, некоторые компоненты генетические, которые, ну, являются для нее трудноперерабатываемыми и для нее. Ну здесь, ну, что можно сказать? Ну, гигиена. Ну, какой-то особый уход. Это надо обсудить и постараться свести на нет.

Н.КУЗЬМИНА: То есть с этим можно бороться?

С.АГАРКОВ: Конечно. Конечно, можно. Конечно, можно. Хотя, это тревожный симптом. Сразу скажу, это тревожный симптом.

Н.КУЗЬМИНА: Ну, а, вот, разговор об этом? Например, с мужчиной? Вот, Лиза будет разговаривать. Значит, она уже каким-то образом ему говорит, что он не очень, не супер, не самый лучший? То есть она уже ущемляет его психику?

С.АГАРКОВ: Не, ну, как? Значит, здесь можно пойти в душ вместе, помочь ему помыться. Можно подобрать на свой вкус и подарить ему эти вещи и капризно спрашивать «Ты пользовался моим средством или нет?» Ну, нужно быть гибкой. Нельзя на этом зацикливаться. Если проходит какое-то время и они уже изжились и все, то это ощущение запаха – оно проходит. Оно остро на инициальных стадиях брака, оно не всю жизнь сопровождает. А потом принюхаются друг к другу.

Н.КУЗЬМИНА: Ну, а женщина тоже в таком напряжении, когда она все время понимает, что должна вместе пойти в душ, чтобы все он вымыл так, как ей надо. Когда она все время находится в напряжении, что она все время играет какую-то роль, чтобы не обидеть, чтобы все было вот так? Это же тоже напрягает очень.

С.АГАРКОВ: Женщина будет находиться в большом напряжении либо если она не понимает, что она работает во благо семьи, которую она настолько любит, что не готова сейчас развалить, либо она просто не знает, как построить должным образом диалог. Но надо опробовать и так, и так. Лучше пусть он обидится один раз, подуется 4 часа, а потом придут к какому-то решению. Он не сдвигает, гора не идет к Магомету, ну, Магомету приходится идти к горе – ну, что ж делать? Ну, кто-то должен эту проблему двигать, обязательно кто-то. И хорошо, когда оба угадывают друг друга мысли и идут навстречу друг другу. Но чаще всего один оказывается туповат, инертен, закомплексован и он страшно боится услышать какой-то негатив. И тогда другому приходится этот негатив подавать в обертке и с позитива. И это единственный выход. И если этим искусством обладает женщина, то тогда уже мужчина никуда не пойдет. Потому что, ну, отношения, в длительной стратегии отношения важнее, чем секунды секса.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я думаю, вы правы. Женский ум, особенно в сфере секса, я думаю, он даже, может быть, и ценнее мужского. Потому что там и интрига, там и, наверное, больше разнообразия. Женщины ж тоже могут тупить, как и мужчины в сексе?

С.АГАРКОВ: Не, ну, правильно. Ну, мужчины – это вообще биоробот.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, это вы зря.

С.АГАРКОВ: Механика, машина. Секс-машина. А женщина – вообще, эксперт по эмоциональным состояниям, ее мозг по-другому устроен. Женский мозг на 7% меньше мужского, а интеллект формально одинаковый за счет того, что многочисленными ассоциативными волокнами соединены полушария и различные отделы мозга. Поэтому мужчина думает либо логикой, либо эмоционально, а женщина одновременно и логику, и эмоции включает. Она лучший эксперт по эмоциональным состояниям. И лучший менеджер в эмоциональных проблемах. Поэтому кому решать как не ей? Чего ей ждать от него?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Только стыдливость свою девичью преодолеть и вперед.

С.АГАРКОВ: Да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ирина говорит. Ну, то, что Ирина говорит, я так понимаю, не одна она в такой ситуации. «Добрый вечер, я беременна, муж изменил мне, у нас начались проблемы с сексуальной жизнью. Как нам наладить сексуальные отношения? Мы этого хотим».

С.АГАРКОВ: Да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Тоже классика жанра.

С.АГАРКОВ: Да. Если хотят, наладятся. Не знаю, какие проблемы – очень трудно сказать, как их наладить.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, она, видимо, не простила, что-то в ней сломалось психологически. Она беременна, муж изменил и что-то произошло с ней.

С.АГАРКОВ: Да. Ну, вот, на самом деле, мужчины хуже прощают женщин, неверность, чем женщины мужчинам. Потому что за женской изменой стоит угроза иной репродукции, а за мужской гораздо реже. Для мужчины это романтическое приключение, а для женщины это судьба. У женщины эти выборы определеннее, предпочтения, ну, более серьезные, захватывают, включают ее личность. Она в этом более личностно участвует. Но тем не менее, кризисы случаются. Кризисы еще раз проверяют чувства. Это как экзамен. Вот, оказалось, что попробовали, что-то случилось, поломалось. И вот теперь предстоит это отремонтировать. Если отремонтируют, отношения станут крепче, чем были исходные. А если не ремонтировать и пользоваться поломанным, он постепенно рассыпется. Вот и весь выбор.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я бы сказал, и выбор тоже не очень.

С.АГАРКОВ: И вот весь выбор. И сделав этот выбор, над этим работать. И, конечно, этот период говорить, обсуждать и спрашивать «А что я не так делаю?» И у одного, и второго. Ведь, когда мужика заносит, это не всегда только жена виновата. И он что-то не так делает, и она что-то не так делает. Просто он более слабонервным оказался и погнался за первой юбкой.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Менее стрессоустойчив абсолютно.

С.АГАРКОВ: Менее стрессоустойчив, он по-другому решил лечиться.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Наташ. Звонок или SMS?

Н.КУЗЬМИНА: Сейчас посмотрю. Да, можно звонок.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Здравствуйте.

Н.КУЗЬМИНА: Здравствуйте, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, здравствуйте.

Н.КУЗЬМИНА: Здравствуйте. Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Даниэль.

Н.КУЗЬМИНА: Да, Даниэль, задавайте вопрос ваш.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Скажите, пожалуйста, уважаемые эксперты и ведущие, как вы считаете, вот, с моей точки зрения моногамия – это некий атавизм, пришедший к нам из Средневековья и, может быть, еще с более ранних времен. Просто общество не имеет, то ли не хочет, то ли не имеет не знаю по каким причинам, сил отказаться от этого самого атавизма. Отказались же, например, от лат.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Нет, моногамия существует только в браке.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Но вы понимаете, они даже если где-то и существуют, то в цивилизованных странах они если и практикуются, то практикуются де-факто, а не де-юре.

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть? Не-не-не, в цивилизованных странах брак предполагает моногамный брак.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет-нет, простите-простите. Я имею в виду, что да, брак моногамен, а на самом деле вы все сейчас сами говорили в начале передачи, что и мужчина, и женщина – существа, в принципе, полигамные.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это было и раньше известно, когда брак появился.

С.АГАРКОВ: Да. Нет, ну, уже понятно. Вопрос понятен.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, к сожалению, вот на этот вопрос – вы его запомнили?

С.АГАРКОВ: Ну, да-да, конечно. Не забыть.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Мы с ответа начнем. У нас сейчас будут опять новости. Я еще раз напомню телефон 363-36-59.

С.АГАРКОВ: Обязательно об этом поговорим.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да, хороший вопрос.

С.АГАРКОВ: Хороший вопрос.

М.ЛАБКОВСКИЙ: SMS 970-45-45, код 985. Через 3 минуты мы вернемся к этому вопросу.

НОВОСТИ

М.ЛАБКОВСКИЙ: Возвращаемся к интересному вопросу. Сергей Тихонович, вам слово.

С.АГАРКОВ: Да. Вот, моногамия. Знаете, ведь, моногамия – это не просто собрались какие-то мудрецы или, там, победила какая-то религия какую-то и, вот, решили, что здесь будет моногамный или полигамный брак. На самом деле, истекает из эволюционной сути человека. Вот, для того, чтобы где есть гаремное проживание, то есть полигамное в природе, там самец примерно в 2 раза крупнее, как у горилл. А, вот, ископаемые остатки человека, ископаемые гомениды – они, ну, 15 тысяч лет которым насчитывается, там пропорции скелета практически равны. То есть моногамная семья как таковая, несмотря на родоплеменной строй как организацию общества последующую, сложились моногамные отношения очень давно.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Серьезно?

С.АГАРКОВ: Да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я, вообще-то, думал, что вообще все было полигамно.

С.АГАРКОВ: Ни в коем случае! Ни в коем случае! И это связано с тем, что, все-таки, количество потомства мало, цикл социализации большой у гоменид, и поэтому здесь необходимо присутствие самца-отца, ну, во всяком случае, это биологическая потребность. Иначе не защитить его, не выходить. В родоплеменном строе, даже если кто-то был без брака, ну, как такового, без устойчивой более или менее связи, то общество брало на себя, сообщество защищало.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. У нас сегодня есть, рядом живут моногамные и полигамные браки. В Исламе, я так понимаю, они полигамные по отношению к мужчине, а в христианстве они моногамны. Как это уживается?

С.АГАРКОВ: То есть биологически моногамен, а социально – конечно, полигамен человек. То есть для него это серийная моногамия. То есть одна, вторая, третья.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Каждый раз одна.

С.АГАРКОВ: Да. И, кстати, вот этот весь флер, любовные чувства и все. Историки эротики сегодня говорят, что они-то появились, в основном, в средние века, когда возникли и были завезены из Америки эпидемии сифилиса и другие. И вот тогда совершенно изменилась мораль как таковая. То есть средневековый или ранний, древний человек – он был очень прост в своих сексуальных побуждениях. И секс по-другому воспринимался. А, вот, вся эта романтика – это романтическая любовь – она была как реакция. Эти же эпидемии опустошали человечество. И возникли новые этические принципы. И они привели к диктату иной моногамии, то есть моногамии не для рождения ребенка, как идеалу высокой романтической любви. Поэтому человек, в общем-то, моногамное существо с точки зрения репродукции.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сергей Тихонович, почему сегодня в 2010 году в мире уживается несколько форм брака? Одна из них – моногамная, а как я уже сказал, в исламе – полигамия.

С.АГАРКОВ: Вот, это очень хорошо. Потому что замечательный наш историк культуры и теоретик культуры академик Лихачев говорил, что по мере развития культуры происходит сужение сферы запретного. И, вот, чем больше развивается человечество, тем больше возникает многообразие, вариативность в том числе и брака. Сегодня ж есть и открытый брак, и гостевой брак, и другие формы.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я имею в виду только моногамию. То есть мусульмане более цивилизованные люди, чем, скажем, христиане, не знаю, там, иудеи и так далее? Ну, во многих странах – не во всех, я так понимаю – можно иметь до 4-х жен. При этом что? У них женщин в 4 раза больше, чем мужчин? Откуда это вообще взялось?

С.АГАРКОВ: Нет-нет, женщин не больше в 4 раза, чем мужчин. Ну, просто с биологической точки зрения… Я не берусь делать такие выводы, которые могут оскорбить чьи-то чувства. Но по всей видимости, человек, который может содержать 4-х жен, имеет хорошую генетическую и социальную основу, и это способствует неплохому улучшению качества потомства. Особенно в трудных условиях и желании.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да, но в России тоже были люди обеспеченные, однако, там никогда не доходило до многоженства.

С.АГАРКОВ: Ну, это не доходило до многоженства, а фактическое было. Было право первой брачной ночи у феодала с каждой крестьянкой. Это что? Это реально, это полигамия и тогда воспитывали. Количество различных детей без первой буквы в фамилии, да? Это же тоже реальность, и наша русская. Чего мы будем мудрить-то?

М.ЛАБКОВСКИЙ: То есть разные формы полигамии?

С.АГАРКОВ: Разные формы. Она мимикрирует все время. Это социальная полигамия, биологическая моногамия фактически. Какой-то период это любовь, чувства, отношения, забота, опека, то есть те компоненты моногамии, которые способствуют социализации ребенка.

Н.КУЗЬМИНА: А как вы считаете, вот, вообще, брак в 2010 году – это хорошая вещь?

С.АГАРКОВ: Не, ну, брак – это вообще замечательная вещь, потому что это партнерство, это выживание. Вообще, это человеку только кажется, что он живет ради того, чтобы выучиться даже на психолога или, там, зарабатывать хорошо, на Бентли ездить или в ресторане, там, вкусно поужинать. Да человек живет прежде всего для семьи. И вот это ощущение к мужчине приходит лет в 40 только. Он начинает ценить семью, детей, продолжение своего рода, понимает, что он инвестировал гены в будущее. Он начинает ценить это гораздо позже. И тогда у него наступает баланс зрелости, мудрости в душе. Конечно, это самая большая драматическая судьба – дети, род, семья.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Почему драматическая?

С.АГАРКОВ: Ну, драматическая с точки зрения наполненная переживаниями, событийная, самая важная история. А все остальное – это серость, где ты работаешь, сколько зарабатываешь, как ты крутишься в обществе, как ты можешь содержать семью и какую женщину ты можешь очаровать.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Сервис, я бы сказал, обслуживающий эту самую большую ценность.

С.АГАРКОВ: Обслуживающий самую большую ценность. Так вот, мужчина это к 40 понимает, женщина к 30, когда романтические… Она там в 24-25 вышла замуж, родила ребенка и только потом начинает семью строить. И реализация креативная, и воспроизводство семейных стереотипов, и иное отношение к родителям, то есть ощущение принадлежности к роду. Все это возникает у человека попозже, когда он становится семейным. И человек, который не проходит через это все, ну, он, все-таки, серьезно социально ущербен. Как бы он ни был блистателен, какое бы количество представителей иного пола его б не окружало, какие бы у него не были там журнально-гламурные отношения с ними как у некоторых олигархов, но, все равно, это все не то. И со временем это все понимают.

И, вот, Билл Гейтс, который берет, оставляет 10 миллионов детям, чтобы они социализировались, а остальные передающий в фонд исследований СПИДа – это шаг. Миллиарды передающий. Как Потанин, сегодня решивший начать финансировать очень серьезные программы, там, по детям. Это огромное… Вот это можно пережить, только пробыв в браке и оценив все эти ценности. Это не просто накопить, хапнуть, накопить, спасти и отдать кому-то, кто это растратит и не вспомнит.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно. Кристина задает вопрос, который, наверное, женщинам вообще интересен: «Какие внешние признаки у мужчины говорят о количестве тестостерона?»

С.АГАРКОВ: Да.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Какие? Лысый должен быть?

С.АГАРКОВ: Ну, вообще-то, гипертестостероновый тип – он невысокого роста должен быть, относительно короткие конечности, волосатый, мускулистый, агрессивный, наглый, драчливый, да? Самостоятельный, предельно автономный. Конечно, это человек, который воспитывается в какой-то невысокой среде. А в высокой это только, пожалуй, физические признаки и высокая сексуальная активность.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Какие физические признаки?

С.АГАРКОВ: Ну, вот, я говорю: рост невысокий, как правило. Потому что происходит относительно быстрая остановка роста, тестостерон останавливает рост. Причем, ну, ноги-руки короткие, а туловище продолжает расти. Это, конечно… А волосение избыточное? Тестостерон чаще ассоциируется с выработкой большего количества меланина, поэтому темная масть. Ну и психологически. Мышечный типаж, потому что тестостерон этому способствует. Наконец… Да, с интеллектом это тоже не связано никак. Это не связано с социальными качествами человека, но психологически агрессивность, наступательность, конкурентоспособность, стремление к таким конкурентным видам спорта, в спорте реализации – это явные показатели того, что это явно тестостероновый типаж.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Кристина, вы все поняли?

Н.КУЗЬМИНА: А женщины какие?

С.АГАРКОВ: Женщины?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Какие в смысле? Сексуальные?

Н.КУЗЬМИНА: Да.

С.АГАРКОВ: У женщин гормон сексуальности, привлекательности эстрадиол. Женщины эти должны быть мягкие, женственные, добрые. Ну, мягкие и пушистые, с особым цветом кожи, с блеском в глазах, то, что придают иногда, с поволокой, говорят, в глазах. Это эффекты эстрадиоловые. Ну и хороший устойчивый цикл, самое главное, способность рожать детей быстро, хорошо, эффективно, безболезненно. Ну и установка, конечно, на семью, на материнство. Потому что если женщина имеет избыток мужских половых гормонов, то у нее конкурентоспособность, она должна быть начальником, депутатом, там, еще кем-то. Хотя бы милиционером или водителем. Уже подобность в манерах.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Михаил из Саратова спрашивает: «Как объяснить ребенку, откуда берутся дети?» Это очень распространенный вопрос, кстати. Вот, если не вокруг да около, а конкретно, откуда они берутся?

С.АГАРКОВ: Ну, из роддома их берут, детей – это же все знают.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Это все?

С.АГАРКОВ: Да. Там их рожают женщины. А там их рожают матери.

М.ЛАБКОВСКИЙ: А-а. А откуда они у мамы берутся?

С.АГАРКОВ: Ну как? Вот, родители спят вместе. Сколько лет ребенку? 18, 35?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Не-не-не. Ну, давайте возьмем 6-8 лет, например.

С.АГАРКОВ: Ну, достаточно в этом возрасте сказать, что когда родители спят вместе, мужские клеточки выходят, попадают маме в живот…

М.ЛАБКОВСКИЙ: А с какого возраста объясняют, как именно они выходят и куда они именно попадаются?

С.АГАРКОВ: Ну, годам к 12-ти они уже все… Когда ребенок задает вопросы, особенно настойчиво, то чаще всего он уже знает ответ и он проверяет просто родителей на вшивость, будут они врать или нет.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я понял.

С.АГАРКОВ: Поэтому нормальный ребенок в начальной школе все это знает. Но если он не знает это к 11-12 годам, это катастрофа.

Н.КУЗЬМИНА: А к 35-ти – вообще кошмар.

С.АГАРКОВ: Вот, биомеханику – да. А некоторые и до 35 в Деда Мороза верят. Ну, что ж делать?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Да. Сергей из Тюмени спрашивает: «Можно ли утверждать, что у мужчин существует некий цикл подобный менструальному у женщин?»

С.АГАРКОВ: Нет. Ничего подобного не замечалось.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Я слышал где-то, что если мужчина с женщиной живет, то у него в этот же период, когда у женщины менструация, он даже куксится начинает по привычке. Или это так, слухи все? Легенды?

С.АГАРКОВ: Нет. Вообще, конечно, у людей есть различные циклы. И, там, и 11-летние, годовые, суточные и так далее, перепады настроения. Но ничего подобного это… Мужчина – однофазная гормональная структура, а женщина – двухфазная. И цикл определяется тем, что заканчивается полфазы, одни гормоны, вступают другие, потом возвращаются эти, а мужчина неизменяем. Эмоциональный мужчина может переживать эмоциональные падения. Более того, если он очень чувствителен, он может чувствовать жену и попадать с ней в унисон.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, вот, наверное, это и имелось в виду.

С.АГАРКОВ: Но здоровая-то женщина – чего ей кукситься во время месячных?

М.ЛАБКОВСКИЙ: Ну, мало ли. У некоторых болями сопровождается.

С.АГАРКОВ: Да нет. Ну, синдром предменструального напряжения не частый, сегодня он прекрасно снимается.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Нет, мышечные боли.

С.АГАРКОВ: Ну… Все эти, если есть какие-то дискомфортные ощущения, связанные с циклом, надо обследоваться, консультироваться. Иногда хорошо подобранная гормональная контрацепция снимает циклические дискомфорты у женщин, и депрессивность, и другие вещи. Так что сегодня это не проблема.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Влад пишет: «Без походов на сторону не могу заниматься сексом с женой». Как быть Владу?

С.АГАРКОВ: Ну, как быть? Ну, если не может?

М.ЛАБКОВСКИЙ: А что это? Закономерность?

С.АГАРКОВ: Надо сделать все, чтобы заниматься сексом с женой. Чтобы не прекращался секс с женой.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Просто хочется понять, что такое у Влада происходит, что ему нужна измена.

С.АГАРКОВ: Вот для этого с Владом надо было часа 2 бы поговорить.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Понятно.

С.АГАРКОВ: И покопаться у него в мозгах.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Последнее, что я хочу сказать, это я могу прочитать – даже не сказать, а прочитать, что пишет Катя. А Катя пишет: «Восхищаюсь, какой дельный сегодня специалист». Сергей Тихонович, спасибо вам огромное.

С.АГАРКОВ: Спасибо.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Мне было интересно. И на этом, друзья мои, наша программа подходит к концу. Все хорошее в этой жизни заканчивается. Но не надолго. Я думаю, мы еще встретимся.

С.АГАРКОВ: Да. Только секс – брак бесконечен. Пока жив брак.

М.ЛАБКОВСКИЙ: Пока.

Источник. Cергей Агарков — доктор медицинских наук, сексолог, психолог по семейным проблемам


Заказать обратный звонок от психолога


Соглашаюсь на обработку персональных данных